Интервью с Ю.И. Сидоренко


Журнал "Законодательство" №1/2007

Ю.И. Сидоренко,

председатель Совета судей  Российской Федерации,

заслуженный юрист РФ

родился в г. Сумы Украинской ССР в 1945 г. В 1974 г. окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета. 19741976 гг. — работал судебным исполнителем, консультантом в Смольнинском районном суде   г. Ленинграда. 19761982 гг. — судья в суде Кировского района г. Ленинграда. 19821993 гг. — председатель Невского районного суда г. Ленинграда. С1993 г. по настоящее время — судья Верховного Суда РФ. В 1995 г. избран председателем Совета судей Российской Федерации.

- Юрий Иванович, первый вопрос о недавно прошедшем заседании Совета судей1. Что сейчас волнует судейское сообщество?

— Прошедшее заседание Совета судей было рабочим, плановым мероприятием. На повестке дня стояли вопросы текущей жизни судейского сообщества, всей су­дебной системы, которые требуют реше­ния наряду с глобальными правопримени­тельными проблемами.

В частности, Совет судей заслушал от­чет генерального директора судебного де­партамента. Об этом департаменте я не могу не сказать несколько слов.

Данный департамент, созданный в 1998 г., обеспечивает самые разные потребности судов, занимаясь практически всем: поставками столов и стульев, уста­новкой информационных систем, кадро­вой работой и т. д. Этот орган — наше де­тище, наша гордость. Он целиком передан в подведомственность судебной системе, подотчетен судейскому сообществу, его деятельность, в частности, касающаяся исполнения бюджета судебной системы, прозрачна для судей.

На заседании обсуждались насущные финансовые вопросы об объемах выделя­емых денежных средств и их распределе­нии; анализировалось экономическое по­ложение судебной системы в течение последних лет. Результаты выглядят опти­мистично: в сравнении с 1999 г., когда су­дебный департамент впервые исполнял бюджет судов общей юрисдикции, в 2006 г. размер бюджета увеличился в 15 раз!

Я вижу несколько причин такого улуч­шения ситуации. Прежде всего, значительно укрепилось экономическое положение государства, поэтому стало больше воз­можностей выделять средства. Кроме того, за прошедшие годы изменилось отноше­ние Правительства РФ к финансированию судебной системы. Но без усилий со сторо­ны судебного департамента такого фанта­стического роста отпускаемых средств, ко­нечно, не произошло бы.

Отмечу еще один радующий факт, о ко­тором шла речь на заседании: успешно вы­полнена федеральная целевая программа «Развитие судебной системы России», рассчитанная на 2002—2006 гг.2 Впервые за время моей работы в суде, а это более 30 лет, была принята действительно проду­манная программа. Для ее реализации вы­делили огромные средства, пошедшие на строительство новых зданий, повышение заработной платы судей, приобретение оргтехники и внедрение информационных технологий в судах. По значимости и мас­штабам воздействия эта целевая програм­ма сравнима с судебной реформой, пото­му что можно принять прекрасные законы о судах, о статусе судей и их независимо­сти, но если суды останутся нищими и будут работать в убогих зданиях, на повы­шение авторитета судебной власти рас­считывать не приходится. Это не только мое мнение. Еще в годы нашего студенче­ства профессор юридического факультета Ленинградского государственного универ­ситета М.Д. Шаргородский говорил на лек­циях, что судить о том, как государствен­ная власть относится к судам, можно по зданиям, которые они занимают. В совет­ские времена суды большей частью разме­щались в неприспособленных помещени­ях, а кое-где в провинции — и вовсе в бараках. Всего десять лет назад, в 1996 г., у судов не было денег даже на конверты и в канцеляриях вывешивали объявления с просьбой приносить исковые заявления вместе с конвертами и марками.

Я, конечно, не утверждаю, что на сегод­няшний день материальное обеспечение судов полностью удовлетворяет все их по­требности. Но большинство серьезных во­просов успешно решено благодаря ради­кальному изменению финансирования судебной системы.

В чем состоят особенности но­вой целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007 2011 гг. в сравнении с реализованной в  2002 - 2006гг.?

— Конечно, эти программы разные, каждая отражает специфику своего эта­па. Так, если в предыдущей программе одной из задач провозглашалось резкое повышение зарплат судей (напомню, о ее важности на съезде судей говорил даже Президент РФ В.В. Путин), то сейчас Пра­вительство РФ считает эту задачу решен­ной, и радикального повышения окладов не предусматривается. Конечно, при этом предполагается их индексация с учетом инфляции.

К настоящему моменту создана мате­риальная база судебной системы, имеются необходимые условия для работы судей, и теперь государство начинает принимать меры к повышению эффективности, откры­тости, прозрачности правосудия. В этом и заключается основная задача новой про­граммы. Для ее реализации с сентября 2006 г. в стране действует государственная автоматизированная система (ГАС) «Пра­восудие». Эту информационно-технологи­ческую систему можно назвать уникальной, она не имеет аналогов в мире, в этой обла­сти мы — первопроходцы.

- В чем Вы видите значимость ГАС «Правосудие»?

— Данная система должна обеспечить гражданам удобный доступ к информации о работе органов правосудия. Так, каждый желающий сможет, не выходя из дома, по­средством Интернета обратиться к ресур­сам сайта интересующего его суда и по­смотреть, например, как движется дело, в котором он участвует. Кроме того, в устано­вленном в здании суда информационном киоске можно будет узнать все необходи­мые сведения о работе суда и принятых су­дом решениях, результатах рассмотрения жалоб. Полагаю, это новшество россияне вскоре оценят по достоинству.

В перспективах — создание единого информационного пространства судов об­щей юрисдикции и системы судебного де­партамента. Для этого уже есть все пред­посылки: в настоящее время не осталостьЮни одного суда общей юрисдикции, не имеющего средств автоматизации судо­производства на базе компьютерного оборудования. На основе подсистемы «Интернет-портал ГАС "Правосудие"» обеспечивается представительство всех судов общей юрисдикции в сети Интернет.

- Вся ли информация по судебным делам будет представлена в откры­том доступе?

— Полагаю, к делам определенных ка­тегорий доступ должен быть ограничен. Конечно, особый порядок размещения данных по подобным делам должен быть установлен законом.

Верховный Суд РФ внес в Государст­венную Думу законопроект, посвященный вопросам открытости правосудия3, в кото­ром предусмотрены нормы, регулирующие отношения по обеспечению информацион­ной «прозрачности» судопроизводства и прав граждан на получение достоверной информации о деятельности судов. Однако по неизвестным мне причинам этот доку­мент пока не принимался даже в первом чтении.

- Какие процессуальные вопросы может решить внедрение видеоконференцсвязи?

— Видеоконференцсвязь уже исполь­зуется в судах второй и надзорной инстан­ций. В Верховном Суде РФ осужденный участвует в заседаниях и кассационной коллегии, и уголовной коллегии, и Прези­диума. Практически все суды областного уровня оснащены системами видеокон-ференцсвязи: соответствующее оборудо­вание размещено в 143 залах судов и 161 помещении следственных изоляторов. Благодаря этой технологии нет необходи­мости доставлять осужденного для рас­смотрения дела в зал судебных заседа­ний, он может оставаться в следственном изоляторе, даже в другом городе.

Что касается развития процессуальных норм, регламентирующих применение тех­нологических новшеств, то, на мой взгляд, законодатели должны активно работать в этом направлении. Необходимо норматив­но закрепить возможности использования информационных технологий в целом. Хо­тя полностью перейти на такой способ су­допроизводства было бы неправильно, «виртуальные» процедуры не могут заме­нить «живой» процесс.

- В последнее время активно об­суждаются перспективы введения ограничений личного характера в отношении кандидатов на долж­ность судьи. Часть предложений специалистами оценивается неодно­значно. Насколько, на Ваш взгляд, правомочен запрет на наличие у ли­ца, занимающего должность судьи, родственников, работающих судья­ми и адвокатами?

— Не уверен, что нужно законодательно закреплять подобные запреты и ограниче­ния, возможно ли это вообще в некоторых случаях. Так, среди упомянутых предложе­ний содержится, например, следующее: судья, кандидат в судьи должен сообщить сведения о своих друзьях. Какие лица име­ются в виду? Близкие родственники в зако­нодательстве перечислены,вероятно, при­дется раскрыть и понятие «друзья».

Имеет смысл серьезно рассмотреть лишь те предложения, которые направлены на предотвращение конфликта интересов. В частности, не может один супруг работать судьей, а второй — адвокатом в этом же су­де. У граждан не должно быть оснований для сомнений в том, что решение принято объективно и абсолютно беспристрастно, а не вследствие использования служебного положения или чьего-то влияния.

- Следующий вопрос касается представления сведений о доходах. Должны ли судьи подавать деклара­цию не только в налоговые органы, но и непосредственно в суд, по месту работы?

— Считаю, что раскрытия таких данных имеет право требовать только налоговая инспекция — специальный орган, который уполномочен на это по закону. У председа­теля суда нет ни права, ни обязанности контролировать доходы судей.

Не кажется мне целесообразным и предложение Высшего Арбитражного Су­да РФ по первому требованию средств массовой информации публиковать дан­ные о доходах конкретного судьи. Дело в том, что такая информация впоследствии может быть использована и против самого судьи, ведь заказные публикации — не редкость. Не стоит забывать, что в арбит­ражных судах рассматриваются иски на многие сотни и тысячи долларов, в судах общей юрисдикции также решаются жиз­ненно важные проблемы, и чтобы добиться своего, люди могут прибегнуть к недозво­ленным методам. Пресса — это очень мощное средство давления, поэтому, по­лагаю, и «открытость» должна иметь ра­зумные ограничения.

- Предполагается ли внесение из­менений в порядок привлечения су­дей к дисциплинарной ответствен­ности?

— Такие идеи есть. В частности, речь идет о сокращении полномочий квалифи­кационных коллегий, обсуждается необхо­димость введения дисциплинарного суда. Эти предложения разработаны в Мини­стерстве экономического развития и тор­говли (МЭРТ) РФ, и по существу их сово­купность представляет собой проект новой судебной реформы.

Так, предлагается внести в Федераль­ный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и другие законы изменения, предусматривающие: установление пятилетнего срока пребыва­ния в должности председателей и замести­телей председателей федеральных судов; переход на систему выборов председате­лей и заместителей председателей феде­ральных судов судьями соответствующего суда; недопущение неоднократного избра­ния одного и того же лица на соответствую­щую должность руководителя суда. В каче­стве обоснования МЭРТ РФ указывает на несоответствие существующей системы на­значения руководителей судов современ­ным представлениям о правовом государст­ве. По мнению разработчиков, действующий порядок предоставляет законодательной и исполнительной ветвям власти полномочия, позволяющие оказывать весьма существен­ное влияние на судебную ветвь власти, что препятствует реализации принципа незави­симости судей.

На мой взгляд, указанные аргументы недостаточно убедительны. Вряд ли ими можно оправдать такие весьма вероятные последствия предлагаемых мер, как вне­сение неопределенности, дестабилизации в деятельность судов.

Также предлагается передать полно­мочия, касающиеся вынесения дисцип­линарных наказаний и ныне принадле­жащие квалификационным коллегиям, новому специализированному судебно­му органу — дисциплинарному суду. Пос­ледний получит право формировать службу внутреннего контроля в целях проведения внутреннего расследования, предшествующего рассмотрению дела дисциплинарным судом. К компетенции данного суда будет отнесено решение вопросов о прекращении полномочий су­дей и о наложении дисциплинарного взы­скания в форме предупреждения.

Изменится система отбора кандидатов в судьи. Так, предполагаются обязатель­ное прохождение ими специального под­готовительного курса; отказ от назначения судей с трехгодичным сроком с заменой его на аттестацию; регламентация про­фессиональной карьеры судей.

Помимо перечисленных преобразова­ний в планы МЭРТ РФ входит совершенст­вование организации и деятельности орга­нов судейского сообщества, введение множественности форм судейского само­управления и др.

Уверен, что реформы должны быть должным образом подготовлены, и про­цесс работы над ними необходимо регу­лировать из единого центра, объединяю­щего специалистов-профессионалов. Я поддерживаю предложение Совета судей РФ о создании особого органа (напри­мер, специальной комиссии), который за­нимался бы координацией предложений, касающихся изменения судебной систе­мы. Реформы нельзя проводить так часто, как это происходит у нас, тем более если каждый раз они разрабатываются разны­ми ведомствами. Ведь если каждое мини­стерство будет предлагать свой вариант, к тому же это будет происходить раз вЕпять лет, ни одна система государствен­ных органов не сможет сохранить работо­способность. А судебная система, как ни­какая другая, нуждается в стабильности. Ее нужно не реформировать, а совершен­ствовать, поскольку многие вопросы тре­буют лишь доработки, а не кардинального изменения.

Так, требуется тщательно продумать процедуру назначения судей и отбора кан­дидатов в судьи. Необходимо восполнить правовые пробелы: у нас еще нет законов о судах общей юрисдикции и о Верховном Суде РФ (по аналогии с законом о Конститу­ционном Суде РФ), хотя соответствующие законопроекты были внесены в Государст­венную Думу шесть лет назад. В первом чтении принят и дальше не проходит закон об административных судах. Возможно, за­конодатель пока не составил общего мне­ния о том, какой должна быть система судов общей юрисдикции в целом.

Что же касается предложений МЭРТ РФ, направленных на ограничение независи­мости судов и судей, то, конечно, мы бу­дем выступать против.

- В последнее время появилось не­сколько телевизионных программ - «Час суда», «Федеральный судья» и другие, которые ставят цель дать гражданам представление о судо­производстве. Как Вы оцениваете такие передачи?

— Судейское сообщество несколько лет назад обращалось к Президенту РФ с предложением выделить эфирное время под программу, популяризирующую воп­росы правосудия и принципы работы суда. Мы исходили из того, что граждане долж­ны иметь хотя бы минимальные юридиче­ские знания. Ведь раньше, если помните, существовали народные университеты с факультетом народных заседателей, где можно было получить общее понятие о юриспруденции. Судьи регулярно ходили на предприятия, где читали лекции. Сейчас ничего этого нет, зато есть телевидение, которое позволяет вести разъяснительную работу практически «на дому».

Согласие было получено, и мы сделали несколько передач из цикла «Ваша честь». Идея наша понравилась, и в том же напра­влении стали работать многие. В результа­те получилось несколько ток-шоу, которые никакого отношения к судопроизводству не имеют. Эти передачи, по моему мне­нию, не просто не полезны — они вредны, хотя вызывают большой интерес у населе­ния. Людям показывают судью, который говорит больше сторон, одергивает их, де­лает замечания, высказывает свое мне­ние, а потом еще и комментирует происхо­дящее! В реальном суде процесс проходит совершенно иначе.

Повторяю, идея хорошая, но реализо­вана она пока очень некачественно. Ду­маю, причина в том, что этим занимаются непрофессионалы, которые в ходе работы подменили первоначальные цели подоб­ных передач, поэтому сейчас на экранах мы видим преимущественно их самих, а не правосудие и суд.

Юрий Иванович, как Вы пришли в юриспруденцию?

— Конечно, в детстве я не грезил су­дейской мантией. Когда был мальчишкой, мечтал о профессии моряка; позже, так как много читал и неплохо писал, видел себя в будущем известным журналистом. А стал судьей и пишу приговоры.

Такое решение я принял после армии. Все ребята, с которыми я служил, были убеждены в том, что самые образованные люди — юристы, поэтому данная профес­сия представлялась очень привлекатель­ной. И несколько человек из нашей ком­пании, в том числе и я, действительно поступили на юридический факультет Ле­нинградского университета. Получив об­разование, я сразу пошел работать в суд и о своем выборе ни разу не пожалел, по­этому думаю, что мой выбор все-таки был не случайным. Каждого к профессии ве­дет предопределение.

Выпускающий редактор журнала "Законодательство"

Поворова Елена Александровна



Оцените эту публикацию:
Голосов: , Среднее:
Коментарии (0)
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.